alex_ermak (alex_ermak) wrote,
alex_ermak
alex_ermak

Воскресное приложение: "Доброе утро"

Комната. На переднем плане Маша с коробочкой в руках. В глубине комнаты - Ирина Михайловна готовит завтрак.

Маша (теребит в руках коробочку). А может, не стоит? А может, правда не стоит?.. Каждое утро начинается одинаково. Каждое утро уже два года я спрашиваю себя: а может, не стоит. Это ведь так просто. Нужно всего лишь навсего ничего не делать. Просто ничего не делать…

Ирина Михайловна (оборачиваясь). Ну вот, скоро будем завтракать. Машенька, ты… ввела лекарство?

Маша. Еще нет.

Ирина Михайловна. Хочешь, я… уколю?

Маша. Я же всегда это делаю сама.

Ирина Михайловна. Сама, так сама. Только не тяни. Ты же знаешь, как важно соблюдать точное время. И завтрак уже почти готов.

Маша (достает из коробочки шприц). И завтрак уже почти готов… Обед… Ужин… Люди живут от еды к еде. Я живу от укола к уколу… Нет, они-то живут, они живут разными мыслями о семье, о работе, о выходных, об отпуске, о будущем. А у меня на уме только одно - успеть на обследование, подготовиться к анализам, оплатить процедуры, не сорвать терапию. И все, чтобы просто просуществовать еще один день... Каждое утро одно и то же. Все те же мысли об одном и том же… А может, правда не стоит? Не стоит начинать такой старый новый день? Мне ведь легче, гораздо легче, чем многим из тех, кого я видела в белых коридорах. Кому-то, чтобы больше не мучаться, надо решиться, найти в себе силы принять яд, повеситься, вскрыть вены. А мне-то всего лишь нужно полениться и не поставить один укольчик. И потом еще, чтобы скорая не успела. И не надо будет думать уже ни сегодня, ни завтра, ни послепослезавтра…


Ирина Михайловна. Маша, ты еще…

Маша. Еще нет.

Ирина Михайловна. Ты меня огорчаешь.

Маша тихо. Мама, уж как ты меня огорчила…(Закатывает рукав, чтобы поставить укол.)

Ирина Михайловна. Маша, забыла тебе вчера сказать. Мне на глаза журнальчик интересный попался. Совсем случайно. Так вот, там один мужчина пишет интересно. У него точно все, как у тебя, было… Врачи на нем крест поставили. И он уже отчаялся напрочь. А потом задумался и свою собственную систему, методику разработал, чтобы организм самостоятельно со всем справлялся. Каждый день этот мужчина, забыла его фамилию, тренируется, и вот почти от всех лекарств отказался уже. И к нему теперь народ пошел с такими же делами. Каждый день совместно занимаются. Может, и тебе…

Маша. Мама, ну сколько можно тебе говорить, объяснять. Это же шарлатаны, которые с больных отчаявшихся людей просто деньги тянут. Или ненормальные, которые сами себе верят и других могут заставить поверить в то, что вылечились, что могут вылечиться. А разве хоть один нормальный доктор сказал, что от этого есть лекарства? Ты слышала хотя бы об одном случае излечения, о котором сказали бы врачи, а не журналисты… Надо быть реалистом, мама. Не носи никаких журналов, не читай мне газет. Не пытайся обнадежить, обмануть. Прошу тебя! Прекрати! Прекрати это! (Раскатывает рукав, убирает шприц в коробочку.)

Ирина Михайловна. Хорошо-хорошо, Маша, я просто хотела….

Маша. А я не хочу. Не хочу…

Звонок в дверь.

Ирина Михайловна. Кто это к нам?

Маша. А то ты не знаешь? Ну, кто, кто еще может прийти к нам на завтрак…

Ирина Михайловна (открывает дверь). Здравствуй, Юра.

Юра (входит). Здравствуйте, Ирина Михайловна.

Ирина Михайловна (возвращается к готовке). Проходи.

Юра. Здравствуй, Маша. Как ты сегодня? Настроение?

Маша. Пульс 70. Значит, жива. Ты рад меня видеть еще живой?

Юра. Зачем ты так? Я действительно рад… тебя видеть…

Маша. Тогда поцелуй меня. Скажи: «Ты замечательно выглядишь».

Юра (целует ее в щеку). Ты замечательно выглядишь.

Маша (вытирает щеку). А что ты скажешь через полгода, через год? Если будет, кому говорить… (Крутит в руках коробочку.)

Юра. Маша…

Маша. Вы все все врете. Ты же меня уже давно не любишь. А может, и вообще никогда не любил.

Юра. Маша, зачем ты так?

Маша. Может быть, не любил, а может быть, и любил. Не знаю. Да и не важно это теперь. Потому что теперь ты приходишь сюда только для того, чтобы просто казаться добрым, заботливым, человечным. Чтоб никто тебя не обвинил, что бросил девушку, когда она заболела.

Юра. Маша…

Маша. Не надо, Юра. Я все знаю... Мне сказали… Она не очень красивая. Но она здоровая, здоровая… И она может родить тебе здоровых детей. Вы сможете прожить с ней здоровую жизнь до золотой свадьбы, до здоровых внуков… Она ведь знает обо мне? Отпускает. Тоже добрая, как ты, человечная…

Юра. Маша, ну кто, кто это тебе наговорил?

Маша. Неважно… Знаешь, я много думала. А сегодня утром все решила. Чего тянуть. Ты свободен. Не приходи больше. У тебя все получится, сложится, ты будешь счастлив.

Юра. Маша, перестань…

Маша. Ты свободен, Юра! Уходи!

Ирина Михайловна. Не надо ссориться.

Маша. Уходи! Уходи! Не хочу тебя видеть!

Ирина Михайловна. Маша, зачем ты так?

Маша. Никого не хочу видеть! (Уходит на задний план, присаживается на стул, плачет, бормочет сквозь слезы.) Никого не хочу видеть… Все, хватит… Не хочу больше… Не хочу…

Ирина Михайловна (подходит к Юре). Встала - вроде нормальная была. Юра, чем ты ее опять расстроил?

Юра. Я расстроил?… Ну, Ирина Михайловна, это вы ее расстроили. Давно и надолго, насовсем. Когда вышли замуж за больного. Когда родили больную…

Ирина Михайловна. Я ведь не знала, что он больной. И он не знал. И не у всех больных рождаются больные дети. Иногда это бывает, случается по какой-то причине, которую и врачи-то определить не могут. Что-то провоцирует болезнь. Стресс, нервный срыв... Помнишь, помнишь, как вы тогда с Машенькой поругались. Она не спала двое суток. Ночью на балкон выходила. Я думала, бросится… А потом скорая… Кома…И этот жуткий диагноз…

Юра. Так это я виноват? Я спровоцировал? Конечно, кто-то же должен быть крайним. Да, я ее обидел. Да, это из-за меня она тогда разволновалась. И что? Это значит, что перед вами – убийца вашей дочери?

Ирина Михайловна. Я так не говорила…

Юра. Ничего нового. Я - виноват…

Ирина Михайловна (садится). Я виновата… Я - виновата…

Маша (встает, утирает слезы, подходит к Ирине Михайловне и Юре). Никто не виноват. Забудьте, забудьте все, что я вам наговорила, наболтала. Просто мне сегодня показалось, подумалось, захотелось… Устала, наверное, накопилось…  Мама, ты не волнуйся, я сейчас все сделаю. Все, как надо… Юра, ты присаживайся к столу, будем завтракать. (Открывает коробочку, отходит в сторону, делает укол.) Никто не виноват. И я не виновата. (оборачивается к Ирине Михайловне и Юре) Доброе утро, мама… Доброе утро, Юра… Всем - доброе утро…

Конец



Tags: мини-пьеса
Subscribe

promo alex_ermak december 23, 2012 21:00 17
Buy for 100 tokens
Похоже, мы становимся свидетелями завершения операции «Евросоюз», которую провернула Германия. Потерпев поражение в двух мировых войнах, эта страна не уняла свои амбиции и нашла мирное решение для установления контроля над Европой. Зачем воевать, убивая своих и чужих граждан, когда…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments